нам выделят место в хвосте
не успеем понять летим ли плывём ли
блестел на старте сквозь гладь замёрзшую
золотом бушприта атомный крейсер
должно быть давно затонувший
тут сколько ни брейся
не станешь ни царским капралом ни унтером
пьяные до синевы живём до конечной
дверей сулея не откроет увы
не держусь в полосе перемен
вызываю поток на себя
свет и тьма сушь и дождь
диоген зря людину искал
не любя ни зверей ни деревьев
огонь прячет тени всех знающих боль
эй творец наконец узаконь варьете бесенят
соизволь
мы никогда не сможем больше так напиться
чтоб стать одним друг с другом и вселенной
ведь нынче не похожи наши лица
ни цветом глаз ни взглядом
ни рефреном ритмичных строк
светлы твои верлибры
печалью взбаламученной воды
а мой мирок неясен да неприбран
и строки пустоты алаверды
бред чистой воды от кошмаров нас не защитит
но всё ж успокоит отсутствием волн и песка
не каждый бандит брод нашарит
да каждый бандит тревожась в джанкое
почувствует казни близки
пусть невероятны родимые пятна
абсурд очертаний цензур не обманет
не выйдет у птицы в стихии разбиться
стихи вместо крыльев полётом усилят
покинуть планету успеем
об этом расскажем тревожно
в пейзаже таможни
сверхновые звёзды страховкой курьёзной
ведь тот кто всё начал не может иначе
ручей не глубже полуметра
но нам его не перейти как птице днепр
конец пути
моя не нравится анкета паромщику
и пятый пункт и время и конечно место
и то что я безгрешных вместо сюда пришёл
здесь нас не ждут
снежноягодник белый зло щёлкает под сапогами
значит время к закату к хрустящему снегу без слов
тело осени мелом очерчено лето не с нами
мы в костре виноваты за нами придёт крысолов
ожидая волшебного пенделя
мы стоим на замёрзшем чудском
жаль пока крестоносцы не сбрендили
не стремятся в россию пешком
в псков уже не летят самолёты
и не едут туда поезда
вновь играет кантату по нотам
с минарета нахрапом орда
да знали прекрасно мы все о своей слепоте
но шли в темноте опираясь на плечи соседа
не веря ни в басни шоссе ни в богинь декольте
все виды не те миражей в полумгле недопетых
нам брейгель когда ещё всё рассказал
до обрыва тропа
а там то ли омут внизу то ли острые камни
но не догадаемся не захотим отступать
когда заказали грозу дождь не переупрямить
всё перемалываем сотни афоризмов
ещё шумерами отпетых и отброшенных
по иероглифу по букве пафос высмей
и промолчи хоть ночь
та самая горошина
под каждым тюфяком или периной подложена
ты чувствуешь как больно
принцессами ли принцами нам сгинуть
матч в ножики
язык режь в граде стольном