два поэта под зонтиком
кроется слово в другом
тишина результатом
как интерференция звуков
дождь лежалой антоновкой
и дорогим серебром
пусть незамысловато
но смыть близорукость разлуки
чёрный дрозд
дрозд-рябинник
и певчий
на поляне копают червей
щебет звёзд беспричинно повенчан
с писком птиц
звук вдохни
протрезвей
в лес шагни
позабудь городское
и людей навсегда позабудь
тьма
огни
волчий путь
вой тоскою
чародей
по следам
как-нибудь
стекло волнуется теплом холста портала
морщины времени пробью и полечу
слепая курица бьёт крыльями устало
всё неуверенней я ворону
грачу
сну вторю тихим граем эха
звук светом отражений в пустоте
поехали шепчу
и мир отъехал
бесцветным задником
в куриной слепоте
снял скальпель катаракту боли
редкий страус
даст пендель волшебный настолько
что долетишь до середины днепра
впрочем боги
не позабыли создать
страусов силы такой
вот и лечу
впереди вижу тушки рухнувших птиц
скоро и мне
заходить на посадку
алиса разговаривает с пищей
с напитками
и потому боится
и ресторанов
и кулинарий
пусть кролик старенький и духом нищий
набит камин
сквозь полутьму частиц золы
огонь не прорисован меж стихий
но холст сгорел
ключ в скважине червлён и закопчён
открыта дверь
лаз выстелен слоновьей кожей
санки черепашьи
доставят куклу костяную
в райский сад
где грех забыт
неважен

Герои Гримпенской трясины

леса
поля
болота
и прохожие
по шпалам
и вдоль шпал
как доведётся
впросак
деля час лёта на несложные па
мало что попал
так сдох в болотце
сусанин неудавшийся
поляков найти не смог
да и литовцев тоже
два века с лишним нету речи посполитой
нелепая жизнь за царя
сорокаградусный в болотах смог
и торф пылает зря