забываем дожить
вспоминая внезапно на вдохе
что остались долги
а долги не дозволено жечь
CO2 нагнетать
загрязняя прекрасность эпохи
жить за знать
искажая прямую речь
вот бы ворох листвы
весь в предсмертном защитном окрасе
прикрывающем грусть
от ударов жлобов шутовских
и в канаву и выть
и кевлар поменять на кирасе
на шуршание
пусть
нас в покое оставят
одних

 

планирование жизни
больше чем на день вперёд
бессмысленно и бесполезно
такой эфемерный бизнес
пусть сегодня ангел
или кто там
убережёт
а завтра с утра снова в бездну

 

ну почему о добром таракане
нет песен
чем виновен таракан
он вроде скрепен и не иностранен
поэт и этим интересен
об этом пишет и не диверсант
и не пытается перелететь
туда где жарко
а вы его прям как медведь
за это
тапком
ароматы осени
с нотками тлена
да в небесной просини
сосен антенны
тучи им сливают
прогноз с дождями
впрочем всей стаей
другого не ждали
воем на луну
да на венеру
ангел нам шепнул
что пора веру
в грусть планет
заменить надеждой
на суверенитет
и референдум
сезонным бывает только обострение
у истинно безумных самовыражение с сезоном не связано
утром нацарапаю зелёное стихотворение
ночью наоборот фиолетово-заразное
чернила всяко анилиново-лиловые
перо скрипит заржавев
самоварное золото
помню дружина была правофланговая
может поэтому теперь такой перемолотый

Из записок энтомолога

сороконогая золушка
часто теряются туфли
домик убогий
воложка
скачет по камешкам
тухнет
принцы плывут
странные
трупов врагов хужее
слова исключительно бранные
на панцирях слизни замшели
а глаз то шесть то тринадцать
как вперятся
каменеешь
всё странных ориентаций
одно другого страшнее
но век одной не избудешь
к кому-то надо прижаться
хотя б беспризорный пудель
так мил
поживём
лет двадцать