чуть дороже и уже бессмертен
как в раю всё оказалось просто
континента нет хоть каждый остров
каждый месяц получающий в конверте
минимальное пособие на бедность
справок не запросят с нищих духом
кто блажен давно уже пронюхал
как ломают всех озлобленных
конкретно
не научился с трёх попыток умирать
зато учиться жить осталось время
меняю ингибиторы дилеммы
на крокодила недобитого
под стать нелепость чучела иронии пера
пока бумага не истлела строки льются
я крутанул бы как велят пророки блюдце
но скрепы круче обретённые
пора
дневник настолько же запутан
насколько призрачен ночник
по снегу снегом и по саже сажей
журнал неясного маршрута
что так в душе и не возник
отбегал нерв до гриппа распродажи
постаревшая нимфетка
перебравший гумберт гумберт
ты возьмёшь меня в разведку
нас обоих лес погубит
не в тумане на болоте пропадём
на светлой речке
слишком страшно вы поёте под дождём
рассветы речи
зачем-то не поверил очевидному
и создал за ночь новую религию
апостол званый охаю курлыкаю
фонемами апреля не добитый в мусс
что без цезур то видимо симпатия
дыхание двоих под пульс галактики
ну что же ты вселенная расплакалась
смотри не всю любовь ещё потратили
почки крылья лепестки
снег невнятно тает
ветру бабочки легки
болтовня простая
выманит из-под земли
всю внезапность ночи
льва подкидыш не моли
клюв не обесточить
баварское варенье из крыжовника
не чехова напомнит а сапгира
и дикобраз исколет иглами багиру
шмат барельефа симеиз прожёг
но как поможет это крыму непонятно
ну разве обернётся полуостров
китом чуть пьяным и слегка громоздким
и объяснит роршаху репу в пятнах
я выбрал неудачный миг
захватывать вселенную
и в подсознание проник не то
а к диогену в трюм
кассандра улыбнётся вслух
но ключ в дверях оставит
сам виновато верил злу
горючий птах в оправе
мы завтра выберемся в горы
там воздух разрежённый чист
любой завзятый атеист
убавит выпивкой бесспорно свою иронию
и верить начнёт в осмысленность миров
но я искус переборов зайду в приют
и хлопну дверью