Булка

лепёшки
халы
кексы
куличи
да и мацу
когда нельзя квасного
съедят до крошки
брюхо пробурчит
как ни танцуй
голодным станешь снова
не помешает аппетиту вера
да и безверие помехой не послужит
вода с мукой всеобщей строгой мерой
и воздуха немного
честный ужин
наверно это всё бессмысленно случилось
пусть невероятно
вдруг воплотились в строки мысли
сны
в немилость впал
на солнце пятна назвал по имени
по сути
но наречённые исчезли
я как всегда сиюминутен
не стать ни ангелом
ни крезом
а ночью минус два
не лето впрочем
весна на северах синоним смерти
преображенья страх
донос в конверте
слова слова
не верит парню отчим
зачем бен элоим страдать напрасно
смерть попирать на праздник благодатью
жизнь страх своим
ведь и ежонку ясно
что неспроста вечерю сдали братья
сорок лет нейтральной полосой
зло забыть
из крови яды вывести
с эполет пыль отряхнуть
росой корабли омыть
святой водой в горсти
по пустыне на колёсах да на парусе
есть опресноки
сушёный ягель снов
смысл простынет
пальмы все в стеклярусе
звон подвесочек
гость к пасхе будь готов
серебряный вождь сапогами топочет по крыше
на улице ленина праздник
последний субботник
смех мумий похож на стрельбу часовых райских вышек
а наш-то покойник
проказник
до девок охотник
красивая площадь
на башнях
за птиц
пентаграммы
страны двухголовость в иерусалимских воротах
они не спасут
плачет лошадь
минорная гамма
её променяли на царство
рейх римский
да что ты
кривым ножом наискосок альбом
через года
но не берёза
тёк бы сок
а тут одна вода
бумага слоем серебра черна
не кровью снов
в ней нет и не было добра и зла первооснов
пуст фотографий горизонт
ничьи овалы лиц
зря открывал лукойе зонт
на веках нет ресниц
нет воздуха в дыханьи лет
остался перегар
до середины список бед
и не вернётся шар

Ужупис

всё относительно
вот глупость абсолютна
желтушность стен нелепой верой в чудо
у каждого есть право
я не буду придумывать богов
чертей
малюту
скуратов усмехнётся
ты не грозный
нет смертной жажды
значит нету страха
заштопана последняя рубаха
но поздно пить браток боржоми
поздно
не дело твоё слово
пусть отменно
не прокурором шьёшь
но адвокатом
вон ангелы
отличные ребята
подкатят дыбу
чтобы подлинно и верно

Хорея

терпсихора в пароксизме
вит святой ведёт по пражской мостовой
дофаминергический манёвр
сон базальных ганглий козырными
тиком тремором
уходом в паркинсон
пробуждение души в последнем танце
пляски половцев на куликовом поле

Рутина

словно в место ошибки перстом

депрессия коконом боли
тьмой бабочка рвётся наружу
в морилке эфир
свет не нужен
кристаллы поваренной соли
кручина по сгинувшей жизни
и страх о грядущем обличье
назад тяготением птичьим
не лопнула куколка
слизнем
побегом из анабиоза
спешит возвратиться обратно
привычное солнце
и пятна несбывшейся метаморфозы