Круговорот огня

возвышается храм един
пока не разрушен
следом за ним часовнями
полнится глобус мертво
абсурдно быть благодарным чинуше
за то что веришь в его бытиё
вера владыки в героя
держит тебя на плаву
высшие силы не любят чужое
ищут врагов
за главой диктуя главу
слуги земные считают
перестать бежать
значит задуматься
есть ли жизнь другая
из ребра умница
бытию искупления печать
боги не терпят огня
боятся укравших огонь
особенно тот опалён уже полинял
на шее тигриной хомут да супонь
любое противное мнение
олимпийцы считают изменой недоразумением
вседержитель ненавидит иных
инши точно задумали злое против всех остальных
жгут их слуги земные за странность
очищая квартал под постройку капищ
вечность для всех кто обманут
а для прочих мимолётность
настойка
идёт по земле саранча
героев полчища
что ж все там будем в прощальной санчасти
все тут есть в действительности дорогостоящей
не боясь пожара
проживаем
в деревянных домах
реальность подёрнута дымкой
пелена дождевая
сну я не верю ещё
гарь стоит на холмах
с дивана вставать неохота
забыться боль не даёт
от центра вселенной в болота
на кружащейся сфере верхом
производитель работ
вкус меркаптана
ощущение грядущего взрыва
пока не слишком пьяный
звоню 04
невдомёк восхищённому мифами миру
что конюшни воздвигнуты вновь
те что авгий построил
обитатели ближних домов воду хлорную пьют из-под крана
и с рождения в курсе
для чего создан был геркулес

Вихти

наивно думать
что кого-то понимаешь
как если бы к себе он обращался
а зло есть зло
добро
опять добро
и снова за единство выдаёт
себя порука круговая
впрочем слово
по-прежнему укрытье и ответ
чем ближе к полюсу
тем неохотней
принимает холода природа
глубина
подсвечена
над озером мерзлотным
прервав отлёт
семь лебедей трубят
мороз отринув
словно май
в предвестьи времени сплошных дождей
кромешна осень
финская зима
короче лета
и чуть-чуть мрачней
да
слышу
знаю
колокол звонит по мне
я б съехал на обочину и дал дорогу скорой
но вот беда
пешком бегу
снижаю скорость
ермолки ком
сомну в руках
туман меж тем
плотней
а колокол всё громче

Бог умирает

я плохо создал белый свет
уходят чувства
зачем придумал только шесть
иначе помогло бы мне искусство
хоть третьим глазом
краешком узреть
я знал бы
что
осталось
жизнь бы
помнил
я юридически
глухой
а в слепоте
ни запаха
ни вкуса
я паломник
и пустота повсюду
кокон в пустоте
неверие взаимно
без пожатья
бездвижие
конец
свободен мир
сольются свет и тьма
как злые братья
не знаю
но отпущен конвоир

Кают-компания

ну да
текущая вода
и пламя на поленьях
над трубой звезда
венера
да и дрова дешевле
электричества в два раза
в окнах ели
и не по улице ж бродить
где кончилась зима
отдав долги
чтобы уже не возвращаться
лишь темнота и грязь
подгнили шканцы

Вихти