дружок мой лошарик
тебя развели
не гелий в шарах
кислород
и не оторваться
от грешной земли тебе никогда
мчи вперёд
скользи по поверхности
чуть тяжелей ты воздуха
лёгкий галоп
азы опровергни
пускай февралей ткань пёстрая
снегом бьёт в лоб
всё и так обернулось как надо
а казалось
сломалось пространство
время выбрало непостоянство
бог оглох
услыхать серенаду
не пришлось держиморде вселенской
белый шум пустоту наполняет
изменились маршруты трамваев
буквы сломаны в слове блаженство
пять маршрутных огней
мне везёт
мокрые крыши застенчивым напоминанием
жажду нельзя утолить неприкаянным ливнем
мёд молоко и тягучее масло оливков
вспомним ли рая ступени
страна ведь когда-нибудь
сможет до ада добраться привычной прямой
к богу вернёмся
домой
эй сова не совалась бы в море
чайки вовсе не сродники крыс
пусть пищат
и с бакланами спорят
ты за гуж этот зря не берись
днём слепа
а ночами безумна
ешь мышей и некрупных дроздов
отзываться нептуновым струнам ни к чему
не для птиц путь христов
постсоветский стокгольмский синдром
питер пэн жертвой детского (с)ада
здесь ни жизни ни смерти не надо
не согреться вселенским костром
ложь сверхновых
осколки тепла
пепел от сотворения мира
порошковые сливки пломбира
догола догорели
дотла
вольф мессинг
небезынтересен
хотя совков и затрапезен
но если уши ты развесил
то кашпировский поздних песен
не допоёт и до припева
верь ванге
дева
бог создал жертвенных животных
и человека среди них
апостол смерти безысходной
в пинакотеке сочтены
иконы где святые пляшут
и принимают и едят
и цедят кровь из медной чаши
в реке крестя слепых котят
мастодонты строятся в колонны
их в поход плоды дубов зовут
стаи хоботных
столь в жёлуди влюблённых
втопчут в грунт большой стальной редут
там сидят лесничие зануды
охраняют хворост от бродяг
наугад мистически отбудем
в брешь пробитую
на чуждый карадаг
поверю пророкам
мессии поверю
открою отмычкой железные двери
что в рай по идее ведут
создатели там
а мы тут
шатаются парами древние звери
их ной на ковчеге
хитрец
спионерил
у нормана роквелла холст об этом
маэстро непрост
им космос открыт и материи мрачность
оттенками серого двери невзрачны
за ними воздушность садов
алиса
флакон приготовь