сочувствовать измученным волкам
и их кормить собой в морозной чаще
притих пиит
запой
зарос
но чаще иллюзии озвучивает храм
колоколами и призывами к молитвам
неведомым богам в самом себе
мир предали
адам тайком в борьбе
переупрямил прозорливо смысл сокрытый
вкус петушка из жжёной карамели
рубиновый неопалимый цвет
покинули мы палестины лет исподтишка
нагонят неужели
ударят вкус и запах и тоска
что праздник завершился тусклой ночью
из мая исцарапает цепка
напрасно бил копилку
узел прочен
отломить образец от скалы
расколоть взвыть от блеска кристаллов
кровь и плоть даст планета устало
лжёт гранит
наконец подожгли
постаревшее тело вулканов
окончательным пламенем тьмы лихорадит
мечтами взаймы королеву успели изранить
у софы три дочери
три очень странные дамы
пистис элпис агапэ
никогда им не будет бат-мицвы
за питером пэном не двигаться прямо
в улыбке молочных зубов
вера надежда любовь
корвалола накапать
спрятаться затаиться
не получатся строчки
а без них жизнь не жизнь
пустота лебеда одиночество
зря ввязался в игру с самим собой
игра с отрицательной суммой
уникальность отлакируем судьбой
жить пора но не еш подумой
не напрасно с тобой говорит еда
с кем же съев её замолчишь
бьёшся с тенью чужой
ну да ну да
и шедеврами жжёшь париж
и ещё немножко неба
день подбросит исчезая
в сенокосе чудь смешная
мир польщён окошком хлебным
где буханки режут черти
каждый мякиша достоин
даже всякий клятый воин
перестанет грезить смертью
тени неба да тени земли
свет границы пространств и времён
горизонт в бесконечность влюблён
весь нелепо весенний вдали
серость радуги в сердце дождя
капли снов растворяют металл
просыпайся же бог
всё проспал виноватую еву стыдя
человек разучился шагать
приспособился к ровным дорогам
ипотек пересылок печать
философия кровная бога
рай удобен
закатан в асфальт ад
рельеф обезврежен и сглажен
скачут кони в пространстве зеркал
надоело в манеже пейзажа
тихо сам с собою
громко со вселенной буря небо кроет
проступили вены
тонкие заразы не попасть иглой
подожди приказа
отдохнёшь золой