да нет мы вовсе не поломаны
нас не собрали по инструкции
черны мечты тела обуглились
тень не отбрасывают гномоны
не знаем полдня
полночь чувствуем всей кожей
холод темноты
тому кто с богом был на ты
не превзойти искусства схем
ушли из снов моих моря и реки
осталось озеро чужое ртутной гладью
тяжёлым серым крепом волны катят
выныриваю встать на четвереньки пытаюсь
и за гребни по-пластунски подтягиваюсь
скользкому металлу сопротивляюсь
боль прижму устало
пора идти плевать на перегрузки
в суоми меньше десяти процентов
не верящих вакцине от ковида
в ковид при этом большинство не верит
но все привыкли к шприцам и к пилюлям
прекрасный новый мир не полюблю я
отряд опять не углядит потери бойца
ни голиафа ни давида уже не сыщешь
а чуму отменят
кум королю племянник кардинала
наследник соломона по прямой
песок времён в кинерете промой
червонным золотом пропахни
раной алой разрез начнёт привычно гавриил
но отвлечётся на воспоминания
свернётся кровь душа течь перестанет
смерть потерялась бог тебя забыл
нет никаких антимиров
есть жизнь и пустота
мембрана между ними непрозрачна
рассвет неспешен и багров
присвистни просто так
обманом опрокинет неудача
всех бывших бесов и богов
и будущих пространств
покинут пограничники посты
отпишут взвесив швы оков
подсудности пасьянс
вакцинами циничны и просты

Полные ветви белого яда, яда.
Выстоял парк в жемчугах несъедобных ягод,
в ссохшейся краске ржавых кривых качелей,
в речке, в тонких морщинках её течений.

мир письмом к незнакомому богу
от девочки саши
фотография прошлого времени
в конверте без индекса без обратного адреса
эпохи полёта на шариках олимпийского мишки
времени йода и хозяйственного мыла
недели неотключенной воды
эхом всех бывших и будущих войн
огонь вода и рыбьи глаза
шрамы на потных телах
выдержки записей
из дневника бед и радостей
листайте страницы смотрите время
узнавайте себя медленно
три цвета только синий потерялся
распался в чёрно-белую палитру
остались тенью крови на траве
зелёный с красным под бесцветным небом
гляжу в окно на падающий снег
пытаясь вычислить грядущие объёмы
в кристаллах льда до гущи растворённых
зря цикл карно вчера я опроверг
сенполии фиалки узанбара
свидетели ночей святого павла
привычные к декабрьской весне
всей темнотой предутренней синеть
полью их щедро белый свет оставлю
лиловым цветом счастье льётся даром
звук шофара наполнит деревню
отразится от каменных стен
никаких не хотим перемен
горний храм
и гора повседневна
снова строить и снова ломать
только камни всегда остаются
что ни год то беда революций
что ни век то короны печать