напрасная песня
бог вряд ли услышит
а если услышит
оскалится
опасны хоть тресни порядки на крыше
облезлые мыши
красавицы
танцуют на крыше горячий канкан
скрипит раскалённая крыша
отчаянно кошки идут на таран
всё выше и выше и выше
пара дней иллюзией зимы
смех гольфстрима цоканьем снежинок
побыстрей разгрузится сон тьмы
несравнимо в коконе остынут
осы семечек арбузных
стаи сов
крестовик плетёт границы миру
босы девицы-медузы
ведь любовь не простит красот
не аплодируй
оляпка плывёт подо льдом
пузырьки спасают её от забвения
как зябко
цейтнот проведём по-людски
косая удвоит
отменит яд
вода горячей пустоты
невпопад сверкают забытые звёзды
не та боль у фей
процеди
был бы рад трамваю наитий
но поздно
ежевика печального образа
оцарапала руки и ноги
подожди-ка качать строго добрый залп
трётся лапами злюка убогий
о пожары зари
пусть аврора плывёт по неве
ряску отодвигая
что накаркано
зрит
недоспорив суббот
но ржавеет свобода нагая
остатки вчерашнего дня
разбросаны около дома
пусть жалкий алкаш из меня
на аукцион насекомых
зря душу я не понесу
дней тару сдам в пункте приёма стекла
хватит средств на росу
нектара секунд незнакомых
никто не спрячется от вечной пустоты
она не ищет никого
приходят сами
в вагоне сдачей тает встреча
преврати в нирвану нищий потолок в нечёткой гамме
вагон телячий
и харон за машиниста
теплушка нтв
но дров не дали
на кон назначат лексикон евангелиста
подушно в рукаве птенцов в металле

Неаполь – Красноярск

Где я швыряю камушки с крутого бережка
Далекого пролива Лаперуза.

подуй на лаву
остуди настой
везувий зол сегодня
зол и мрачен
сфер суффикс свёл у сводни в поле мачех
котуй оставил слёз дожди
постой
взгляни на туруханский край
и выбрось окурочек в иллюминатор
пусть огни микстуры странствий недосыпом
нахмурятся
залихорадит грусть
у зла нет лица
возьмёт твоё
окажешься снова зеркалом
сняла  два кольца
шамот скуёт бесстрашием слова
свергнет сном заклятия оба
воды и земли
фигуры пойдут к обрыву
свершать кинопробу
ты определи в обскуре звезду
дробь мифу
смерть закончилась
а  жизнь не начиналась
вечность роя
муравейника
толпы
три флакончика
лечись
сполна усталость речь укроет
тьму ничейную
грубы
на спирту любовь надежда вера
им боярышник пусть братом станет
пусть пустоту виновную без меры
заговаривают матом
не боюсь