пятачком обогрею я изморозь
мир автобуса станет просторнее
за окошком дома беспризорные
покивают мансардами
скажут брось
пять копеек в кассу
счастливый взять не забудь билет
и нажми стоп-кран
кинь маршрут как бред
видишь транспарант
покидая трассу
закрой глаза
с обрыва некуда вперёд
но можно вверх и вниз
а путь назад базальт запрёт
обвалится карниз
непрочен снег
лавины гул разбудит душу сна
крылат побег
вздохнул
шагнул
жизнь всё равно одна
пускай прозрачностью инициалов имён не заменить
но мгла намёков ломала лёд
мазурками бряцала
галиматьи не чувствуя
широкой волной захватывая полустров
цунами ждали
веря предсказаниям
туземцы к жизни относились просто
раз бог разгневался на их непослушание
принять вдыхая воду полной грудью
богам всегда понятнее безлюдье
пока отбрасываешь тень
не пропадёшь
пусть в зеркалах уже не отражаюсь
медь переплёта
дерево скрижалей белым-бело
отсроченный платёж причислен к недоимкам
мытарь давит
на кнопку отказавшего звонка
последняя страница дневника растопкой
чурки снов
немых заглавий
как раз достанет дом согреть на день
а ночью неродившееся время
вернёт цветы
бумажной хризантеме в камине место
не на мраморной плите

Апокалипсис

"полетит самолёт
застрочит пулемёт
загрохочут железные танки
и линкоры пойдут
и пехота пойдёт
и помчатся лихие тачанки"
поле в клетках
игра без победы
оловянных солдатиков строй
пёс-трёхлетка 
вой цербер
неведом тебе страх
об аиде пропой
все там будем
война ли
затишье
сатана меж сарматов бредёт
мир безлюдья
у бога не вышло
реактивен последний полёт

Из Гюнтера Грасса

итоги
не будет итогов
закончилось
не начинаясь
немногим судьбу без залога
дано изменить
жестяная труба
барабан белой жести
нет палочек
лбом
безнадёжность
с самим собой торг неуместен
не вырасту
детство ничтожно
блаженны нищие духом
они не пишут стихов
их брюхи к учению глухи
а взгляд на мир пустяков
садятся на росинантов
одев зверюшек в пальто
в стаканчиках медь
талантов им в рост не даёт никто
мы иногда
внезапно живы
полной грудью
вдыхаем
и трамваев не боимся
компот вишнёвый не про нас
псы не осудят
хвостами машут
смех зубаст
иконописец
лазурь разбавит золотом
фигуру
пророка
чёрным контуром наметит
тот как обычно
тащит крест понуро
откуда ж столько крови
на мольберте
боль от ожога исцелит мигрень
действительность сильней воображенья
ни ласточек не слышу ни стрижей я
зима как ты её ни приодень
птиц к югу гонит в этом полушарии
к экватору
турецкий берег
понт
с маврикия бежит последний дронт
о всех заплачет уцелевший страдивариус
тень музыки
той что была и будет
я слышу тишину
на восемь нот
в тон ритурнель
дыхание прелюдий
тьмы отщипну
и свет клубком уснёт
вязь оптоволокна
ежи лучатся
день размотался
вот порог избушки
дверь не притворена
на ножках пальцы
там ждут меня и таксу
погремушки

Времена года

перестал ненадолго снег
два карточных долга возвратил
и обратно пошёл
вьюга пасть залепила
и меха крокодилу
бог послушал
сказал
хорошо
не губная гармошка
шепелявит как кошка
а по сколзанкам мышки бегут
всяк волшебник немножко
брошу тучу в лукошко
наложу ей резиновый жгут