в бездомной собаке жалеешь себя
бескровный отрезок пути
и загодя призраку бога грубя
до пекла стремишься дойти
геенну вокруг принимая за рай
покинутый палеозой
играй же на флейте
на скрипке играй
по слуху вернёшься домой

Цевница

ну что ж
ожидалось
последней фигурой в балете
случилось молчание слов
немым пассажирам любовь не придумать
не изобразить
бумажная жалость
посредник понурый
наметил
немилость алмазную
кров
иным мир обстиран
готовь лепры сумму
фонемы мазни

Золотое руно

всё непросто с окнами роста
непричастных в клиниках частных
невиновных беспрекословно
развезут на мазут
ложа лажи масонского типа
третий глаз в глубине пирамиды
нарушения сна у медведя
он юлит с декабря
ну когда же гонконгскому гриппу
богомаз за баранкой колхиды
нотой тени рожна интермедий
мир пожертвует
зря
герметичен гермес трисмегист
он не тот
и не этот
ни вверху
ни внизу
объезжает хромую козу
по феншую нарежет он веток
по феншую ритмичен
опустится в вис
щёлкни ибис
подпой гармонист
а было попросту херово
но что поделаешь
любовь попортит белке глаз и бровь
охотник щёлкает затвором
пусть некондиционна рухлядь
зато мягка
и на паркете
пророк бедой ветхозаветен
лимфоузлы бессмертием опухли
суворов на тяжёлых танках
переходит альпы
из командирских люков смотрят дембеля-богатыри
до сока давят эдельвейсы траками
соцветья успевают прокричать
евросоюз капут
кремлёвский горец вечен
чеченский опыт и афганский
пиндосов скальпы
вождей не убаюкать
и мавзолеями не отблагодарить
не обессилят чвк контрактами
зелёных человечков рать
везде найдут
и вежливо применят человечность
шуршание медленных строчек
песками ушедшей вселенной
прочтите
но только не очень расстраивайтесь
непременно запейте стаканом текилы
ликёр остановки в пустыне
и вспомните
как оно было
бог каждого вовремя кинет