уют это только нехватка кирзовых сапог
способных отвесить волшебный увесистый пендель
ненужность другим и ненужность создателям смысла
так встань и иди по барханам
успеешь увидеть мираж
острова в океане
панцирь прикроет от смерти
прикроет от жизни
денег по-прежнему нет
но и времени нет
круг меловой для отчизны
привычно очертишь
выть не решишься сонет
что испит и допет
будешь молчать
будут демоны душу шакалить
ворот рубашки рванёшь
обнажишь пустоту
даже клочок настоящей бездонной печали
выжжет враньё
из хвостов путь тебе я сплету
о смысле смерти
о бессмысленности жизни
читал нам лекцию архангел гавриил
про карму очень долго говорил
ножом размахивал
и нас готовил к тризне
кошерная шхита
почти провидцы
придёт мессия через семьдесят седмин
захарии иштар не даст напиться
мирские бредни
сын смеётся
бог един
блаженное незнание
любое слово новостью
чертополох обугленный
дом едким духом полон
плацентою не в пране я
слезою зло сосновое
кресты врасплох поруганы
над нотр-дамом голубь
абсурд оправданием смысла
нелепость канвой бытия
забудут весов коромысло у беса в руках
а кутья в окне полотенцем напомнит
о бренности нищих богов
дурацкие гнёзда вороньи
спят ангел и чёрт
без подков

Terror Antiquus

ужас мира вечным возвращением
изначальной пустоты огня болот
бог над водами депешу ною шлёт
атлантида
жертвоприношение
тем кто шёл за мною
кто сильней
про ковчег забудь
спасаться глупо
на титанике не хватит шлюпок
и не верь святым последних дней

Легко проснуться и прозреть

жить не словами но эфиром
не думать
просто ощущать
снов шорох слышать
шелест мира
любить на вкус
тебе под стать
весь мусор выдуть ветром пасхи
закваска не испортит смысл
слонов на гребне черепахи
дышать туманом
путь кремнист

Всё это было немножко досадно
И довольно нелепо.

влюблённым ни к чему шекспир
ведь кошка сизарям мешает
духи дождя из складок шали
зверюшка милая
тапир или енот
и пузырями земными люди
а паоло предательством железа полон
в клетушке бьётся гугенот

В этих грустных краях все рассчитано на зиму

оркестр струнных руки греет
играют реквием
страна отравой собственной полна
одна шестая бриарея
фортуны призрак многорукий
пробитый череп
топора ждёт неповинная глава
мир не возьмёт нас на поруки

На столике возле кровати лежала большая черная
книга с золотым тиснением.

остатки все поставить
всё что есть
и всё что было
будущее пусто
ни воздуха дыханью
ни капусты
с закатом солнца
свет исчезнет весь
но тьмой не станет
просто пропадёт
последние в фужере пузырьки
не переплыть тяжёлых волн реки
собрать все камни
лодка поперёк
харон на вёслах