вину не делят а множат
промыв круговой порукой
белеет в поле пороша
гранитны зомби
не вьюга их так заморозила
сами с рождения бесчеловечны
хотя и вывозят покамест
злом плавится медный подсвечник
так и цветут всё кабачки на грядках
и верят ледяному октябрю
что в мире всё по-прежнему в порядке
пожалуй что и я приговорю себя ко всепрощению
ведь всяко пока дышу надеюсь на приют тепла
чуть слышно колокольчик звякнет на удочке
и льды своё возьмут
вот всё и рассыпалось
клей вероятно негодный
нас стереотипами злей чем халатность
сегодня до снов задурили
до веры в порочность пространства
на старом виниле осталась мелодия шансом
так вероятна пустота
что слышу наяву шипение
с которым воздух просто так нас покидает
что б хоть где-нибудь
найти способных на любовь
и к жизни и к полётам в полночь
ведь как смертям ни прекословь
раз многолик число исполнишь
проживание роли за ролью
заплетать заставляет слова
потакание боли за болью
благодатью казалось сперва к нищим духом
тем самым блаженством
что сын божий с горы обещал
и теперь никуда мне не деться
кровь не смоешь с подбоя плаща
антрацит стаи воронов врежется
в светлый снег лебединого клина
красным эшером кружит метелица
на себя роль ундины прикинув
только душ не забрать у двуногих днесь
пустота внутри пустота
ну поди пустоту злом уравновесь бог добра
тьма твоя не та
косплею харона сапбордом
и переплываю неву один
пусть не стикс
но рекордом окажется рейс
доплыву до брега песчаного
пламя стеклянные бусы родит
оболы по каплям расплавит
рдей медь у моллюска в горсти
жить как живётся
без горячей воды кастрюли греть на печке
дрова считать большой удачей
позволить ангелам отвлечься на полчаса
за это время
закрыть всё небо камуфляжем
дать отцвести всем хризантемам
и ландышам и розам даже
я до сих пор не понимаю
в какую хижину смогу войти
свеча горит в снегу у входа
где-то за холмами
стон волчьей стаи о надежде
не больно почитают волки
юдоли новогодней ёлки
для них зима страшна как прежде
потрескивают нехотя сгорая дрова в печи
как будто стонут звёзды
которым умирать ещё не поздно
чтобы воскреснуть уговором рая
так далеко что нам не догадаться
о времени ни рождества ни пасхи
свет словно в старом кинотеатре гаснет
и нам на ощупь снова по шестнадцать