Бархат

ночь всесильна
не уйдёт от крика днём
только мы её обманем
украдём
бесконечности мгновенье
красным лоскутом
незаметно к мраку подкрадёмся 
и столкнём
в пропасть
и бессонницу избыв
белой ночью
чёрным декабрём
навсегда
рассвет нагрянет
вскрыв нарыв

Франкфурт-на-Майне

всё
в платанах
каштанах
странно
как же
унтер дер линден
впрочем
майн
не шпрея
за север обидно
липы
вблизи теплиц
кролики в центре во двориках
бросок
гончий визг
ночью
лисы
охота
на реке гуси
лебеди
клянчат крошки
дремота
скрипка под старым собором
лютня
виолончель
ленинградская музыкальная школа
номер один
а может быть
даже семь
точно
не первая
не блистают синкопами
но звук растёт
бьётся в бетонный дом
воздвигаемый над раскопками
звенят монетки
и вечером
и днём
кричат детки на каруселях
качелях
аттракционы
прочь от шума
содома
триста
двадцать
восемь
ступенек наверх
шесть килограммов тёплой таксы в руках
и никого
через барьер
тишина
горы
леса
небоскрёбы
и старый город
чуть-чуть
но по правде
ты распробуй
вниз и дальше гулять
непланомерно
соборы
особняки
доктор внутренней медицины
древние тевтонские деньги
музеи
картины
яблочный самогон в тавернах
под конец
чуть от центра
еврейского гетто небытиё
синагога
живущая в фотографиях
отражениях и образах
всё

Франкфурт-на-Майне

געפֿילטע פֿיש

«Что ж, если в Портленд нет возврата»

попугай флинт читает тору
"хашмаль, кошмар"
обыденны споры
чёрный флаг с белой звездой
контрабанда
беня крик захватил шаланды
из малинника некто
наботал по фене
конопля
спецэффекты
кефаль отпущена нагуливать жир
плывём
за косяком
овир
побоку
секретарша куплена в городском
репатриация в страну победившего тунца
грек на тёмной корме проведёт проливами до конца
ветеринарный контроль
часы работы таможни в хайфе
потом
после
пока
под кайфом
впрочем
кузен в ашдоде
прочь от ливана
король
опять
море проходим
но
ласковей
теплей
в дрёме
флотилия уткнулась в пляж
отмель
просмолённое
просоленное
отсыревшее
плеснуть из канистры на ветошь
все
отсидевшие
иоаннова ночь
гриль
на воре вор
освещает газу погребальный костёр

Даниил Яковлев. Без названия.

Канатный парк

свободный полёт
говорят
со страховкой
точно без тормозов
по бечёвкам
наверное
надо верить
что
повезёт
жаль
никак
наверное я
атеист
и слишком похоже
на жизнь
скользить к хеппи-энду
не имея возможности
остановиться
страшно
на свиданье к творцу
плюнуть на потраченное
незаметно удалиться
пожалуй
ещё страшнее
и к тому же
денег никак не вернут
за билет
до города мрак
остаётся
ждать и дрожать
основа бытия
везде одна
повсюду тяжела
и не бросишь
не отпустишь рукоять
одно лишь радует
долги за нулевой отметкой
давай-бери
побольше вес
и пока прёт
дерзи на белом свете
раз уж попутал бес

Эспоо

Тоска

восемьдесят восемь клавиш у стандартного рояля
провести рукой
бум-бум-бум-блим-блим-блим-дзинь-дзинь-дзинь
чёрно-белые клавиши
детская рука
гармоничная какофония
западает
на всю жизнь
но
не все помнят
из сохранивших
многие
ненавидят
потом
после
лишь у некоторых
остаётся
и играет
играет
поётся
собачьим вальсом
к элизе
лунной
навсегда
жаль
сам не могу
а хочется
до слёз
ничего
ничего
со временем
жи-ли у ба-бу-си
на пенсии
да