снятся запахи
помнятся
чудятся
хлеб ржаной
дым костра
и сирень
ядом абштриха
тленом обкомовца
детства устрицы
первый штрафной
жизнь украсть
ночь да день
мир украсть
только лень
человек и харон
на мосту повстречались
реку не обойти
денег нет на паром
из аиды мотив
свист так исповедален
брось и так денег нет
веселится харон
просто страх я скрываю
ну а ты что не в лодке
кто там держит весло
я сегодня прощён
тень твоя там у края
вот прими местной водки
раз уж мне повезло
за твой счёт
mille pardon
золотые караси полдня
чешуя червонна
олово глаз
говоришь что пришёл исполнить
белая ворона
эфирный газ
но не брошу рыбарства
на наживку
недостойно ловить человеков
до века
да и после века
людоедства счастливый привкус
не мелодия нет
стон пространства
реликтовый шорох творенья
мир звучит
мене текел
предупреждением будущим часовщикам
мера времени как время меры
и сжимать бесполезно стрелки
на всех циферблатах
но это достойная кровопотеря
кровь сочетается с иссиня-белым
снег вата свежие бинты
каррарский мрамор пола
корпия больниц
с кобыльим молоком корыто
как тонок нюх охотников
тропят
мой алый след по каплям
в молоко нырнуть
и затаиться
пока прожилки не растают в мути
все пьют в тепле
нас унесло в леса
не рубим ёлок
наряжаем их по месту
лампадами тусклеют светляки
рождественская оттепель
декабрь
пушатся вербы
обещанием весны
свет управляет нами
темнота
спасает
спрятаться от тени
в тени так просто
пустота листа
зовёт набрызгать туши
нарисую
два иероглифа
тьма равнодушна
впрочем
пусть