океан как всегда
завершается берегом
бесконечность воды вельзевулом придумана
божий дух словно карлсон
откроет америку
в день седьмой долетит
до зачуханной рюмочной
кильки на бутерброде
рыбак рыбака
водка тайной вечери горчит
холодна
у иуды последняя лопнет струна
ныне всех отпускаешь
вода глубока

Двойное дно

ложь честности вся в искренности взгляда
глаза в глаза
никак нельзя поверить
плоть по куску твои съедают звери
оближут кровь с души
иных не надо
ни жертв ни обещаний
козероги всегда ненастоящие
бумага
что ни напишешь
в промокашку влага чернил уйдёт
лишь серость
пыль дороги
и серая звезда
на коже серебром

Линия

талый снег по асфальту
полосой тропок в ад
взлёт паденьем
медаль ты не заслужишь
назад не вернувшись
исполнив
что и не обещал
масть мышиная
кони
злое ржанье
причал
привяжу самолётик
приводнившийся в ночь
что ж назад не берёте боль
ведь были непрочь
эх вы ангелы
черти
грязен стикс
маслянист
сто мазков на мольберте
профиль мой портит лист
дорогой акварельной бумаги
и грудой оболы в овраге
души смертны как люди
покаяния рая
не будет
христианская ненависть
к бренному грязному телу
въелась с чувством вины
за антоновки кислый огрызок
человек так небрит
так свободен
так в помыслах низок
что архангела пена
кисть
не спасли
и душа улетела
ведь покой
ни в раю
ни в аду
ни в чистилище
да и не в снах
всё тропинкой болотной бреду
всё пою о любви
в трёх соснах
непрочен мир
но держится словами
и красками
маляр и каллиграф
взялась за кисть
и зеркальце
познай миф
пристрастными слогами телеграф
твоими
не подавится
доставит
распишется на бланке адресат
растает ад
светла судьба красавиц
твои мазки тебе же ворожат

Первая глава

расколота сопочка молнией
из трещины блеск аметистов
а бога опять не запомнили
лишь дьявола
был он неистовей
в творении мира из подлости
добра
и огня эпитафий
стихи бытия оприходуйте
живите как прежде
сон в кайфе
и вновь назвал ежа по имени
он только фыркнул
удивляясь
мне совам бы на горе выменять
чуть счастья
курс
одна восьмая
лошадку из тумана вывести
взять веточек у можжевельника
да петь как соловей
заливистей
за чаем
а медведь подельником
в полёте спать
да сочинять стихи
сны очищая от излишков пепла
поизносился дар тирана
пеплум
давай его сожжёшь сейчас
в раю одежды ни к чему
и белый цвет не годен январю
ведь я устал от снега

Колыбельная неродившимся

милый
нет загадок
просто слишком обитаем остров
где пытаешься ты скрыться от себя
порвав страницу дневника
пусть вместо строчек
жажда света
звёздной ночи
лунной тени на светиле
смерти не преобразили наших ликов
наших судеб
земляника не осудит
что покинули поляну
бог не вечен
вечно пьяный
позабыв
с утра по новой
на обрыв первоосновой
словом и молчаньем сразу
мир творить
а мир зараза
объективность бытия не приемлет
сплю и я до заката
закрывай ты глаза
не в ад
так в рай
в темноте этот город страшнее
пугают не тени
запах масла горящего
пламя дрожащего газа
красный гриб сном на срезе синеет
молитвы растений не за нас
зла пора
сафо знает
про счастье каркаса невозможной любви
когда так и не содрана кожа
ты сегодня прохожий
асфальтом ненастья плыви