а самое грустное
это
осуществившийся факт
хоть и не очень упрям
и не совсем в себе
весну не почувствую
лето
не пойдёт на контакт
буду окнам дверям
говорить о судьбе
открытий
и скрипа петель
во тьме
необходимости
запирать на ночь ставни
возьмите
с собою метель
в корчме
позаимствуйте
право ночлега
я зря от закона зависел
сон стал дополнительной льготой
и как бы ни был я кроток
мне не понять этих чисел

Родник

я умею показывать фокусы
со словами
а впрочем
и без
от ответственности за оболтуса
отказались
и ангел
и бес
покидают душу горящую
буквы тиграми в хула-хуп
только в отблесках настоящее
время играми медных труб

Поэзия

я в жизни добился
чего не хотел
и вот над добитым стою
ни слов и ни чисел
последний предел
придуманному королю
фигуры побиты и карты покрыты
и вся почернела доска
и даже разбитого нету корыта
чтоб прополоскалась тоска

Добровольцы

от озерков до петергофа
без денег
стопом
и пешком
как коростели или дрофы
на юг
на юг
в москву
зверьком
напуганным июльской ночью
на странной даче
под портвейн
изодраны
все чувства в клочья
побег удачи
слёз верней
в общаге на краю вселенной
вселенной верить перестать
подбросить в печь любви нетленной
и сжечь уплочено печать
полог неба наполнен дождём
протекать начинает брезент
с горизонта палатку свернём
и уйдём
с самой злой из планет
атмосферу забрав в рюкзаке
дошагаем до марса пешком
говорят там на праязыке
по своим не стреляют тайком
полвека молиться на образ любимой
ну той
с кем я прожил на малой неглинной
ну или большой непесчаной
я плохо
знаком со столичной жилой суматохой
какие там улицы
и переулки
какая мне разница
в памяти гулкой
лишь лица и фразы
брошь из хризопраза
и боль наведённого свыше экстаза
да полно
любил ли
и та ли планета
не вспомнить
цент
шиллинг
куплет недопетый

Озноб

снег
бутафорская вата
падает и пропадает
в воздухе
паром мороза
не покрывая земли
век
укорять поздновато
полог отвёрнут до края
кромлехи
в клочьях мимозы
храмам пространства внемли
этот спектакль бесконечен
но безбилетников всё же
выведут скоро из зала
боги
воспряв с бодуна
вечный стрекочет кузнечик
те же похмельные рожи
выдай обол мне меняла
пенсия слишком скудна
не наступай на шлейф своей души
пускай несут его тропой ежи
негромко рок-н-роллы напевая
потом на остановке ждут трамвая
маршрута номер семь
в ершалаим
на входе дикобраз
поедешь с ним
по яффской улице достигнешь старых стен
с магрибским колдуном делить абсент
на капли правды и на отраженья
движенье к истине мой друг
движенье

Синоптика

мы зря богов рисуем с бородами
ведь молоды
а потому эгоистичны
не нанимались убирать дерьмо за нами
и добавлять в карманы нам наличность
пигмалион за галатею не в ответе
не приручал
свободен
взятки гладки
за дождь в ответе боги
дождь и ветер
ведь со стихиями у брахм всё в порядке
а человеки
ну пусть молятся
послушать
всегда забавно
почту полевую
прочесть
где на конверте
богу в душу
вся жизнь
от поцелуя к поцелую
от акушера до харона
выбор узкий
в кредит билет
пусть нету ни обола
жить по-советски
и пропасть по-русски
а школа что
учила хрени школа