депрессия не от полярной ночи
а от пародии на день
та серость света
что хуже тьмы бессмысленность пророчит
ущербность
абсолютность
гибель лета
не вышло и проснуться
а уж вечер
всё тучи
не видать ни звёзд ни солнца
как всё же предков выбор опрометчив
полгода жить без света из оконца
снова пятна алые на платке
раз чихнёшь с утра
и не остановить
капли падают на светлый паркет
красной стала хлопковая нить
то ли сухость зимняя в доме зла
то ли надо выспаться
печень съесть
а в камине от тепла лишь зола
юшка так и капает
просто песнь
в любви нет правды
впрочем нет и лжи
любовь в пространстве
где закончен смысл
где миллиарды
вне планеты
жив не жив
исходом странствий
мир прозрачен и тенист
как сегодня сено сладко
промурлыкала лошадка
если в плуг не запрягали
негде мне набрать печали
и без званья злого пони
проще хлеб мне брать с ладони
быть любимицей
как все
и забыть о колбасе

От Суоми до земли обетованной

рассекая как харон от устья
до истока стикса гладью рейнской
по прибрежным сопкам захолустья
по холмам пустыни иудейской
пусть исполнюсь радостью и грустью
жертвуя последнюю копейку
по прибрежным сопкам захолустья
по холмам пустыни иудейской
прыгнет ли коняга через брусья
понукаем шпорою жокейской
по прибрежным сопкам захолустья
по холмам пустыни иудейской
вон залив славянский
это брусья
в стиксе не поймается уклейка
по прибрежным сопкам захолустья
по холмам пустыни иудейской
в мифах видимо разочаруюсь
погнушаюсь чином иерейским
по прибрежным сопкам захолустья
по холмам пустыни иудейской
так и буду ехать не страхуясь
протокол унизив полицейский
по прибрежным сопкам захолустья
по холмам пустыни иудейской
перестук тяжёлых капель
крыши жесть как жесть судьбы
вечен дождь
запой внезапен
мир смесь спирта и воды
свет туманен
свет не греет
тьма укутает теплом
ритм потоков всё быстрее
обведу я жизнь мелком

Бытие

контроль за качеством вселенной не сработал
с утра хмельны нектаром были контролёры
а дальше всякие дела
потом суббота
потом 7.40
главный
поезд скорый
бардак короче в небесах
бедлам и ахтунг
бутыль шампанского разбита о планету
охрану сняли с дальней гауптвахты
и жизнь разумная сбежала
фиолетов
был свет в глазах людей
впервые на свободе
тайга
пустыня
лес и океан
ловили не поймали
на восходе
плодились множились
истории обман
привалившись спиною к подогретому боку камина
в полусне полуяви бормочешь ритмичную чушь
пламя всполохи плещет на окна
что пасти разинув
воют не покидай помещенья
судьбу не нарушь