Отчаянье

вдруг резко
безысходно
постарел
в секунду
ладанка с годами
прохудилась
придётся сдаться времени на милость
полвека прочь
а всё ещё пострел
не верят боги
век жесток
не верит
и множит счёт бессмысленных потерь
и не осталось ничего
одни потери
бессильны боги
верь ты им
не верь

Тринадцатое

опостылели крайние дни
надоевшей рабочей недели
под бананом судьбу не доели
тяпнув в пятницу спирта в тени
в понедельник с утра от похмелья
позабудешь субботы капкан
будешь выстывшим воздухом пьян
чёрно-белой пустой карусели
пегас подкован
хоть крылат
пусть не взлетит
зато лягнётся
он
паразит
догонит солнце
в подковах новых
вскачь
театр
цирк
выездка
за горизонтом
по окоёму звёздных чащ
и вдруг
оставив в небе контур
металл сдерёт с копыт
звенящ
полузабытая страна
которой не существовало
добыча нефти и металла
и импорт прочего рожна
продукт вторичный
вторсырьё
рога
копыта
альтезахен
пропитый полис страховой
в клочках разодранной рубахи
саван смётан белой ниткой
мойре распороть нетрудно
жизнь нелепою ошибкой
а потом приходит утро
часом позже
отражением
дня весеннего
возможного
пусто жертвоприношение
не сошлось убытков тождество

					
знаешь
я не на шутку устал
и себя больше не убедить
что алмазен графитный кристалл
он не режет стекло
волчья сыть
из меня
не получится
пусть ты волчица
и ты голодна
всё графитом скребу свою грусть
по листочку
до самого дна
сегодня солнце
в комнате не скрыться
от света дня
лазури небосвода
сложил червонцы
счётчик половицы
поймав всех зайчиков
попробуй израсходуй
запас шафранный
золото пространства
картину мира на холсте стены
рубцует раны снежное шаманство
поаплодируй
жаль что шансы не равны
не приживаются здесь розы
их душит дома неприязнь
бог неизвестен
неопознан
и утром выведен на казнь
засохший куст уколет палец
бутон пришельцу не отдаст
я навсегда пред ним опален
безводен стен иконостас

Элегия

в окне мелькают
градины ль
снежинки
пронизывает
странная весна
сквозь сон токая
пузырьки так зыбки
один с бокалом
чепуха одна
тенями атакует сквозь портьеры
инопланетность в четырёх стенах
как невесомость апокрифной веры
лишь недомолвкою
воскликнув ах
допитый кубок бросить в пасть камина
отжитую судьбу смешав с золой
и ерунду про жизни половину
лес сумрачный стряхнёт как иней злой