Забегаловка у Тома

я сижу прозрачным утром
в забегаловке у тома
жду у стойки
наливает мне бариста крепкий кофе
пуст стакан наполовину
возразить не успеваю
он в окно глядит
как входит кто-то в тесное кафе

как приятно тебя видеть
говорит бармен за стойкой
той что дверь сейчас закрыла
а она зонт вытряхает
отворачиваюсь чтобы
не увидеть поцелуя
сделав вид что их не вижу
наливаю молоко

открываю я газету
там заметка об актёре
что вчера в запое умер
никогда его не знала
и страница с гороскопом
я ищу карикатуры
замечаю наблюдает кто-то
поднимаю взгляд

там снаружи незнакомка
внутрь смотрит на меня ли
нет она меня не видит
видит только отраженье
я стараюсь не заметить
что она задрала юбку
чтоб чулки себе поправить
мочит волосы ей дождь

этот дождь он будет длиться
до полудня
буду слушать
я колокола собора
я твой голос вспоминаю

и полуночный пикник
что случился
до того как дождь пошёл
допиваю я свой кофе
мне пора бежать на поезд
нам бы партию в шахматы
в остальном мы сошлись
в тамбур марта так заперты
напролом только жизнь
свет в глазах электричеством
ритм невиданных слов
несказанным язычеством
защитить нас готов
мир это то о чём ты думаешь
а перестанешь всё исчезнет
тенями давешней болезни
нет у поэтов чувства юмора
реальны строки мысли образы
вселенная полна тумана
а по утрам от солнца странно
ведь декорации разобраны
объявление на столбе
набор на курсы контрпропагандистов
по специальности
радиовещание для внеземных цивилизаций
ужасный почерк словно ящеры лапами
по результатам учёбы
возможно трудоустройство
оплата звёздными билетами
банка звезды бетельгейзе
ближайший обменный пункт на юпитере
впрочем линия фронта всяко
проходит по минным полям млечного пути
пора вставать а мы и не ложились
запутались в четырнадцати жизнях
своих чужих ли да и сколько нас
собралось в этой брошенной пещере
где раньше сказывают бог жил
но не верю
свой дом бог настоящий не отдаст
на дно спустились самолёты рыбами
им в пустоте бы перезимовать
зашелестели сферы благодать
однофамильцы в храмы вроде прибыли
но никого не признают мессией
поскольку двухнедельный карантин
глаголет о веселье карм прикинь
гони марго к небытию россии
репортажная лирика снов
неспроста психиатров пугает
пустота не бесплатна путане
раз однажды расширила зов
открывается мир в никуда
за собой увлекая потоком
залп в запой
проходная жестока невмешательством
белиберда
в макдаке памяти сайгона
навынос кофе пили мы
и отходили от зимы
и от самих в себя влюблённых
казалось прошлое помянем
мир восстановит почтальон
был горек кофе пережжён
и не будил воспоминаний