Like all children who survived in the pandemic of detest,
I do not digest
whole love.

Healthy, rude, sincere
like oatmeal for breakfast.

Bright, clean, splashing with emotions
like a split orange.

Only the sick, weakened,
hunted, scared,
interrupted by outbreaks of aggression
and alienation.

Pasteurized.
With a flavor “happiness”
identical to natural one.
Инна Домрачева

Как все дети, выжившие в пандемию нелюбви,
я не усваиваю
полноценную любовь.

Здоровую, грубую, искреннюю,
как овсянка на завтрак.

Яркую, чистую, брызжущую эмоциями,
как разломленный апельсин.

Только больную, ослабленную,
затравленную, перепуганную,
прерываемую вспышками агрессии
и отчуждения.

Пастеризованную.
С ароматизатором «счастье»,
идентичным натуральному.

: 1 комментарий

  1. Кфир Гришмановский говорит:

    Как все дети, выжившие в пандемию нелюбви,
    я не усваиваю
    полноценную любовь.

    Здоровую, грубую, искреннюю,
    как овсянка на завтрак.

    Яркую, чистую, брызжущую эмоциями,
    как разломленный апельсин.

    Только больную, ослабленную,
    затравленную, перепуганную,
    прерываемую вспышками агрессии
    и отчуждения.

    Пастеризованную.
    С ароматизатором «счастье»,
    идентичным натуральному.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.