Suppose that I have a hand right now.
Suppose that even two hands.
Suppose that taking myself in both hands,
I am stomping along the Cannes.

Suppose that current is glowing in wires,
On a count of one-two-three
A mallard-float's diving up to sky — 
And words are coming out free.

Suppose that there is dirt under feet
In each of long-long days,
But life is happening in us again,
And nothing is more concrete.
Перевод текста Оксаны Горошкиной

Допустим, есть у меня рука.
Допустим, что две руки.
Допустим, взяв себя в две руки,
Топаю вдоль реки.

Допустим, теплится в жилах ток,
И в небо на «раз» и «два»
Ныряет селезень-поплавок —
Выныривают слова.

Допустим, что под ногами грязь
В каждом из долгих дней,
Но жизнь опять происходит в нас,
И нет ничего важней.
today the poem is finished
it blur ted out trembled patched and was patch

ed. the poem finished today
like a fairy tale, like last year's snow

which this time also did not show up. like an o
yster

hatched from the nest
furrowed

fossil, exiting upwards through tiny tubes
so tough, siberian. a text book

brackets and stitches
carriages, boots

as dirt, the poem is finished
where there is no dirt, but only sand

being shaken off from the open

as marie, wandering in the tatar black soil
in the spring? or was it a melting snow

like an eye, looking desperately at the sun in its
dazzling news. and heating
drowning of thought

the poem is finished for today
like all the aiku who ran away
[haiku?]

ran away and did not return
and I didn't have my first long-term tomcat

here is marie, a very calm and attentive
cat
buried in gorky park

I remember grains of dirt, shining through the white
long fur on the chest and tummy
when she tumbled there

and then black showed through
for a while. but that's what marie was the cat for

that the little body was returning
to particles of white (marie was tricolor
lucky cat)

the poem for today
or without for

today the poem is finished
Перевод текста Инны Краснопер

сегодня стих кончился
он рас трепал трепетал латал и за латы вал

ся. стих кончился сегодня
как сказка, как прошлогодний снег

который и в этот раз не показался. как у
стрица

вылупившаяся из гнезда
вылетевшая бороздой

ископаемое, выходящее по трубочкам наверх
жесткое такое, надымское. у чеб ник

скобки и скобы
кареты, сапоги

как грязь, стих кончился
где нет грязи, но только песок

стряхиваемый с раскрытых

как муся, валандающаяся в башкирском черноземе
по весне? или это был тающий снег

как глаз, отчаянно смотрящий на солнце в его 
ослепительной новости. и топлении
топлении мысли 

на сегодня стих кончился 
как все тишки, которые убежали
[ стишки? ]

убежали и не вернулись
и не было у меня первого кота долгосрочного

вот муся, очень спокойная и внимательная кошка
похоронена в битцевском парке

помню крупицы грязи, просвечивающие через белую 
длинную шерсть груди и животика
когда она кувыркалась там

и потом какое-то время черное 
показывалось сквозь. но на то муся и кошка

что тельце возвращалось 
к частицам белого (муся была трех-цветной
счастливой кошкой)

на сегодня стих
или без на

сегодня стих кончился
here's a table with a sticky oilcloth
just tea-stained plastics
brushed for warmth and beauty
and for the sleep of soul in heatless sleepy summer
illuminated by the light of tanned legs of the table
from under business midi of oilcloth
the only light all june
Перевод текста Евы Иштван

вот стол с клеёнкой липкой
испачканные чаем полимеры
с начёсом для тепла и красоты
для сна души холодным сонным летом
при свете загорелых ног стола
из-под клеёнки делового миди
единственного света весь июнь
the buskins are basking in scaffolding
the night mare's burned out by coat
the ones that we've loved as adolescents
thanks god that they didn't survive
from forelocks the dark ones the blond ones
the maid's weaved a cloth to ananke
the snow will not melt but dry out
not ready to turn into wine
перевод текста Инны Домрачевой

Обломало котурны подмостками,
Укатало каурку пальто,
Те, в кого мы влюблялись подростками,
Слава богу, не дожили до.

Из вихров — смоляных, белобрысых ли
Дочь Ананке сплела полотно.
Этот снег не растает, а высохнет,
Не успев превратиться в вино.
трепещут возможные прошлые дни за спиной
светлы и безумны напуганы тьмой
острастка  любому ещё у руля
взвод
огонь
помочь возможному будущему благоволя
сплетаются маки на старых запасных путях
недолго вагонам столыпинским ждать

помнишь меня свет минувшего дня
считаешь нам надо быть ближе
ближе ближе ближе

она стояла в дверях улыбки тень на губах
искажала лицо как реклама ночлежки впотьмах
ледяные глаза умоляли людей в пелеринах
или золота кинуть или вонзить ножи себе в спины
один из них вышел и выставил руку вперёд
сказав я был просто ребёнок тогда а теперь я урод

помнишь меня свет минувшего дня
считаешь нам надо быть ближе
ближе ближе ближе

овладели нами те кто набожны и холодны
показали добро приказали быть злом в полцены
вьются за нами лозунг и знамя
ушедших возможных дней в лохмотьях и шрамах

помнишь меня свет минувшего дня
считаешь нам надо быть ближе
ближе ближе ближе
деревце деревце
сухо да зелено

девица прекрасного лика
собирает оливки
галантный ветер башен
талию обвивает не страшен
проезжают четыре витязя
в зелёных и синих хламидах
огромных тёмных шляпах
в кордобу поехали милая
не слышит дева призывов
проезжают три юных тореро
осиные талии оранжевые жилеты
и шпаги древнего серебра
в севилью поехали милая
не слышит дева призывов
опускается вечер пурпурный
рассеивается свет
идёт молодой человек
в розах и мирте подлунном
в гранаду поехали милая
не слышит дева призывов
девица прекрасного лика
по-прежнему рвёт оливки
на талии серая лапа ветра

деревце деревце
сухо да зелено
manatee comes to me manatee manatee
tells me man is alone at sea
lonely tree lonely tree lonely tree lonely tree
repeats manatee to me
from the birth to the burial peat

no friend around no foe no foe
neither loved one nor even foe
you have only a snowstorm another storm
and a shank and also a second shank
and an arm and another arm

and in such a way will laugh right in my face
muahahahaha
bwahaha

you are the only one manatee says alone
you are alone you are all alone

let you now shout even in four voices man
let  you shout with all four mouths
a man will not change himself a dawn thing
not a damn thing will change

float away manatee I tell him now
and I'm holding out a bag
let you float away deep into the darkness
and I'm holding out a jail

I'm alone  I'm telling him manatee
I'm down sure alone
so what I 'm telling him so what
and I'm holding out a coat
put your coat on I say  and just swim
to the limits where there is no one

and then puts on a coat the manatee
and as handsome as a brigantine
the manatee floats away straight in a coat
product of that deep sea

and then I'm left all alone
in the surrounding silence
I am alone I repeat alone
I'm alone
i'm alone i'm alone
I'm not
перевод текста Оксаны Горошкиной

приплывает ко мне ламантин ламантин
человек говорит один
ты один ты один ты один ты один
повторяет мне ламантин
от рождения до седин
 
и ни друга вокруг ни врага ни врага
ни любимого ни врага
у тебя лишь пурга да ещё пурга
да одна да вторая нога
да рука да ещё рука
 
и такой прям в лицо рассмеётся мне
бугагашеньки
бугага
 
ты один говорит ламантин ты один
ты один ты совсем один
 
хоть в четыре глотки кричи человек
хоть ори ты в четыре рта
не изменится ни шиша человек
не изменится ни черта
 
уплывай ламантин говорю я ему
да протягиваю суму
уплывай давай в глубину во тьму
да протягиваю тюрьму
 
да один говорю ему ламантин
да один чёрт возьми один
ну и что говорю ему ну и что
да протягиваю пальто
надевай пальто говорю да плыви
в те пределы где нет никто
 
и тогда надевает пальто ламантин
и красивый как бригантин
прям в пальто уплывает вдаль ламантин
порожденье морских глубин
 
и тогда остаюсь я совсем один
в обступающей тишине
я один повторяю один
я один
я один я один
я не

The Tram

the shrink was saying that it's all just bells and whistles
the images in head are passwords from Wi-Fi
the rain was coming down across the goddawn tramway
and I was sitting in it all dressed in simple things.

and I was sitting in it my back against the seat-back
I almost fell asleep and scared a companion
who thought it was like theft that strikes you in the market
when someone leaning sideways is picking up your money

from the rightmost pocket.
So he put it away
avoiding mortal sin while I all bowed down
continuing to sleep or not to sleep but thinking
or thinking not but spinning still in a circle further

all that the shrink has said just this goddawn morning
when rain's diagonal was not at all the same
descending to the right and not at all ascending.
wind's blowing to the left side not to the dented right.

the shrink was saying that it's all just bells and whistles
the images of people are acting out roles
which we ourselves would act until the curtain
but now it's forbidden embarrassing or harmful.

Перевод текста Евы Иштван

ТРАМВАЙ

психолог говорил, что это всё пустое,
что образы в башке — пароли от вайфая,
и дождь летел косой наперерез трамваю,
и я сидела в нём, одетая в простое.

и я сидела в нём, приваливаясь к спинке,
почти заснув и на-пугав собой соседа,
который посчитал, что это как на рынке,
когда, склонившись вбок, вытаскивают деньги

из правого кармана. Переложил подальше
от смертного греха, а я совсем склонилась
и продолжала спать, или не спать, а думать,
или не думать, а вертеть по кругу дальше

то, что сказал психолог не далее как утром,
когда диагональ дождя была другая,
по нисходящей вправо, а не по восходящей.
и дуло в левый бок, а не в помятый правый.

психолог говорил, что это всё пустое,
что образы людей отыгрывают роли,
которые бы мы и сами отыграли,
но только то нельзя, то стыдно, то опасно.
what a strange difficult contraption I am
how I do not know myself how I am visible
a fox from the aluminka cemetery 
from the cemetery seleznyovka
strong invulnerable spartan girl
I am called floret six-winged monster of six feet
vindictive tender merciful
too sentimental
yeah
too sentimental
beloved or unloved

hinach yafah, rayati
hinach yafah

what a strange inconvenient structure you are
cabin-cabin but there is no hut
your animal roar is barely restrained
no
not restrained
filled with a childish resentment at the world at the cold world
your hyposthenia your love is strong invulnerable
your substance is forced to mimic something
the porcelain boy who disappeared from the photo
I still have it he disappeared altogether
nowhere you are nowhere
why are you nowhere

hinach yafah, rayati
hinach yafah

I'm doing the right thing doing the right thing
Серафима Сапрыкина

какое я странное трудное сооружение
какой я не знаю себя какой я видима
лисица с кладбища алюминька
с кладбища селезневка
спартанская девочка крепкая неуязвимая
зовусь я цветик чудовище шестикрылое шестистопное
злопамятное нежное милосердное
слишком сентиментальное
да
слишком сентиментальное
любимое ли нелюбимое

хинах яфа, раяйти
хинах яфа

какое ты странное неудобное сооружение
избушка избушка ан нет никакой избушки
звериный твой рык еле сдержанный
нет
не сдержанный
наполненный детской обидой на мир на холодный мир
твоя астения любовь твоя крепкая неуязвимая
твое вещество принужденное мимикрировать
фарфоровый мальчик исчезнувший с фотографии
она у меня сохранилась исчезнувший вовсе
нигде тебя нет нигде
почему тебя нет нигде

хинах яфа, раяйти
хинах яфа

я правильно делаю делаю правильно